Карантин и транспортный коллапс. С чего три миллиона киевлян поехали на работу в локдаун

Транспортный коллапс в Киеве, пробки, обнаглевшие таксисты, обнаглевшие маршрутки, автобусы не выходят на линии, директоры и замы бросают работу и едут таксовать. С чего три миллиона киевлян поперлись на работу, зная и про метро, и про автобусы, и про спецпропуска. «Дурний в нас нарід, нічого не розуміє, жлобота ото всяка», пишут в Facebook.

Категорически не согласен. Народ у нас как раз все отлично понимает, потому и, пардон, прется на работу, платит за такси и выцыганивает спецпропуска. Что понимает? Что управленческая культура такая. Которая: работа=присутствие на рабочем месте.

Из разговора с эйчаром в одной важной во всех смыслах организации: – «Вы ведь весь прошлый месяц не работали»! – «Как не работал, вот, смотрите, сколько сделал». – «Вы не присутствовали на рабочем месте, значит не работали». Приговор окончательный, обжалованию не подлежит.

Народ «не дурний», народ прекрасно разбирается, как работает управленческая культура. Что если сидишь дома и вкалываешь, это считается, в лучшем случае, за половину работы, если сидишь на работе, играешь в эксель-пасьянс и слоняешься от безделья по кабинетам, значит, в глазах начальства, работаешь 24/7, особенно, если приходишь и на выходных. 

Приходишь на работу с плохим самочувствием, заражаешь половину своего управления и треть стороннего – ну ничего, человек же для пользы дела, болеет делом. Когда оказывается, что болел человек не делом, а ковидом, и им же и заразил коллег, а те своих близких – ну что тут такого, со всеми бывает, даже если умер кто, это все от Бога. Давай-ка лучше премию такому выдадим, за целеустремленность.

Вот эта, к слову сказать, культура и гонит людей на работу, даже когда все процессы удаленки давно выстроены, проверены и работают. И сам не хочешь, и начальство декларирует ценности карантина и локдауна, но то на словах. Как в СССР все на словах строили коммунизм, боролись за мир, и не пили водки, и секса тоже не пили.

С чего такая культура. Потому что эйчар и прочие кадры в больших корпорациях/организациях – это протестированный, взятый на вооружение и работающий инструмент офисного футбола. 

Все эти прогулы, выговоры, отметки в личных делах и т.д. не имеют ни малейшего отношения к настоящей трудовой дисциплине, но позволяют контролировать коллег, подчиненных и даже начальство. 

Контроль вообще наше все, на нем помешаны. Тот знаменитый человек из НБУ, который во времена арбузовых стоял на проходной и записывал в кондуит всех, кто приходил после 9.15, он же там не только потому стоял, что сам крейзи-рехнулся. Нет, в основном потому, что эти записи были крайне выгодны всем желающим: захотел – послал на картошку попавшего в кондуит, захотел – проигнорировал и выдал премию, а то и просто показал – гляди, Володя, ксивота на тебя, будешь дальше мои интервью Новому времени не согласовывать, достану и пущу в ход. Того чувака любили, холили и лелеяли.

Такая корпоративная культура очень выгодна всему руководству, и оно не готово от нее отказаться ни под палкой, ни даже под ковидом. Ковид – это когда еще, а может, и не будет, и вообще большинство выздоравливает. Контроль и инструменты воздействия важней.

Как это менять? 

Как и почти всегда у нас – только сверху, от верхнего начальства. Снизу оно не сработает. С самого верха ввести правила наподобие следующих: 

  • появление в офисе в локдаун равно прогул, 

  • пропуск пикнул – прощай, восьмерка в табеле, 

  • пришел на работу больным – выговор, 

  • заразил коллег – йди співати на вулицю вояж-вояж. 

Удаленка наше все, эффективность работы уж как-то проконтролируем. 

Только так. Другим способом, включая окрики и критику мэров и всех присутствующих, пробки не рассосать.

Оригинал

Если Вы заметили орфографическую ошибку, выделите её мышью и нажмите Ctrl+Enter.

Статьи, публикуемые в разделе «Мнения», отражают точку зрения автора и могут не совпадать с позицией
редакции LIGA.net

Добавить комментарий